На главную

Елена Сыринская: Предок королевы Бельгии родился в Украине

11 мая 2015, 08:29
Елена Сыринская: Предок королевы Бельгии родился в Украине

Все дети любят собирать камушки. Каждый ребенок получивший образование в Украине учил стих Тараса Шевченка "Мені тринадцятий минало"... Многие из моих сверсников на самом деле в какой-то степени также как и великий Кобзарь познали в детстве опыт пастухов и пастушек. Но если бы мне в дестве сказали, что мой пастушеский опыт и любовь собирать камушки приведут меня к одному из самых известных королевских домов в Европе,  я бы и в детстве не постеснялась отправить говорящего к психиатру. И была бы совершенно неправа...

Мені тринадцятий минало

Я пас ягнята за селом

(с) Тарас Шевченко

 

Мой опыт пастуха-геолога начался задолго до 13 лет. Сколько хотите смейтесь с моего маленького каминг-аута, тем не менее карьеру пастушки я начала фактически до того как научилась нормально выговаривать все слова и звуки. Одно из первых своих полноценных предложений я именно так и сформулировала - "таси паси", что на детском языке означало "Пасти уток". А говорить я научилась достаточно рано - по свительствам мамы в 1 год и 8 месяцев я начала разговаривать предложениями, но не выговаривая все звуки, а к двум годам уже формулировала сложно подчиненные прелодложения пытаясь сказать все правильно. Вот где-то в этом возрасте я впервые попала на место с невыговариваем названием "Гадзон", где подняла первую красивую камушку. Именно с этого места куда по дорожке маленькими ножками бежали утята и за ними маленькая пастушка и начинается долгий путь к линку с родословной бельгийской королевы Матильды.

Надо сказать что камушки на Гадзоне всегда привлекали внимание местной и приезжей детворы. Все они были разноцветными. Они были часто граненые, многие имели правильные формы, на многих был красивый рисунок, но на самом деле все они  по сути были строительным боем. Хотя и очень-очень красивым. Дети - чьи родители привозили их к бабушкам в село из самых разных республик тогда еще существовавшего Совеского Союза - часто тащили их в свои города и села десятками, что естественно утяжеляло сумки родителям и никак не способствовало тому, что они или бабушки с дедушками рассказывали историю этих камней. 

В более зрелом возрасте, когда уже позврослевшей детворе поручали заниматься чем-то более серьезным, чем гуси и утки, в смысле когда речь заходила уже о крупном и мелком но рогатом скоте, для большинства детей загадочный Гадзон становился или первым трудовым местом для неопытных пастухов и пастушек или перевалочным пунктом для уже матерых ребят со своими палками. И если парней отпускали далеко с другими ребятами практически с лет 8-9ти, то девочек предпочитали оставлять на Гадзоне лет до 10. И лучше по двое, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств можно было позвать взрослых.

Что же представлял из себя этот загадочный Гадзон? На самом деле это был пустырь между двумя дорогами. Одна была выложена добротно, ровненько, большими камнями и  проходила по селу. По обе ее стороны было село. Но в одну сторону постройки были сравнительно новые. Заканчилась эта дорога кладбищем. Причем его часть была заросшими дебрями. Во всяком случае я ее еще таким помню. Потом была хата, в которой обычно читали молитвы за усопшими. Она называлась каплицей. Дальше начиналось так называемое новое кладбище.  Туда обычно ходили поминать прабабку Дуню. Я ее не знала. Я родилась уже после ее смерти. Но ходить к могиле прабабки Дуни на Троицу и на Онуфрия к Крестной - это была традиция, которой я следовала достаточно долго, практически до того, как в 10 класс я не поступила в Киевскую гимназию восточных языков №1 в 10 класс. В другую сторону дорога вела к речке. Ее обычно так  и называли  - Речка. Вторая дорога была грунтовкой и вела к Богу. Не надо смеятся. Именно так в той местности называют реку Южный Буг. Сначала дорога спускалась в Долину, потом подымалась к Границе, на которой была остановка автобуса, с которого мы обычно шли в собственно село, а дальше она петляла и доходила до самого Южного Буга. Но что это именно Южный Буг я узнала гораздо позже. Когда я была маленькой, дедушка меня и моих родного брата и двоюродных сестер возил на тракторе уж извините но к Богу. Чуть попозже я таки смогла выпытать у не очень говорлвыих дедушки и бабушки, что у Речки тоже есть название - она на самом деле Бык. 

На берегу той речки происходило нечто важное. А именно - там обычно пасли коров. Не надо смеятся. Для детей это было своего рода вхождением во взрослую жизнь. Именно там вас готовили к первым баталиям. А в селе у моей бабушки они были не шуточными. Каждый пастух, кому доверили пасти нечто большее чем коза или овца (вы правильно поняли - ягнята за селом в тамшонем понимании не есть круто), должен был иметь собственную палку. Ее надо было вызерать и украсить самостоятельно. Мой брат еще так делал. В первый сезон пасовыци нашей с сестренкой Галей у нас была бабушкина палка одна на двоих. Во второй сезон с сестренкой Валей снова одна на двоих но дедушкина. Кароче девочкам в более поздние периоды позволялось собственной палки не иметь, но обязательно надо было иметь при себе палку. Особенно если она уже идет вместе с другими пастухами на более далекие пастбища. И еще ее надо было уметь правильно крутить. Упражняться в умении владеть палкой следовало ежедневно. Старшие товарищи помогали младшим. Почему-то это считалось одной из самых важных мер безопасности. Потому что в любой момент могла начаться драка с мантивскими. И паланские тоже драчуны, но мантивськи.... о... они Его уничтожили... Это были именно эти - мантивские.

Первое время в красивых платьях и вышиванке к Причастию нас с сестренками и братом водили в соседнее село Гуты. Чтобы попасть в Гуты на службу надо было встать в 4 утра и ничего не есть. Потом идти по дороге по селу, не доходя до Речки (той которая на самом деле Бык) спуститься в другую Долину к другой очень маленькой речке почти источнику, подняться к Кооперации и мимо Польчиного магазина пройти к Клубу, пройти мимо некой лесопосадки квадратической формы под названием Зверинец и еще долго потом идти полями, через еще одну долину, где росли красивые кувшинки на озере, а там дальше был еще один подьем в несколько этапов и аж там очень-очень высоко были Гуты и церковь. Поскольку очень долгое время в селе церкви не было, то очень долго бабушка нас водила к причастю туда. Потом она решила что это слишком далеко и мы один раз пошли в церковь в Паланку, а второй раз в Мантивку. И оба раза я еще в нежном возрасте очень четко почувствовала почему каждый порядочный пастушок или пастушка из нашего села обязательно должен иметь при себе палку на случай стычки с мантивскими или паланскими. Ты понимаешь это просто кожей. Вот только не пытайтесь найти эти названия на карте. Ведь на самом деле очень долгое время эти села пытались сделать нормальными и на официальных картах их нет. Там у них названием Заозерное и Манькивка. Но на вот эту самую Манькивку-Мантивку пастухи и пастушки, местные и приезжие, а также жители самого нашего села всегда имели жуткий зуб. И даже при том, что по официальной информации меня крестили именно в этой мантивской церкви, именно в этом селе у меня всегда бежали мурашки по коже. Но отношения между двумя селами были гораздо более горячими, чем просто мурашки. На самом деле, доходило  до того, что драки между группами пастухов-пастушек были просто регулярным явлением. Моя мама и мой брат принимали в них непосредственное участие. В моем случае было отдаленное понимание того факта, что к ним надо быть готовыми. Уже мои младшие двоюродные сестренки не совсем понимали зачем это надо, но красочная своя палка у них - факт - была. Но вот если бы у нас тогда спросили за что именно мы готовы драться до крови палками любой пастух и пастушка с уверенностью бы ответил: "За палац". То есть, за дворец. Вот только проблема была в том, что на самом деле во всяком случае в моем поколении уже не знал что именно то был за дворец. То есть, наша картина мира его включала точно также как Гадзон, Бога,  Быка, Джерело, из которого текла Копанка, Долыну, Звиринец, Граду, паланских, мантивских, на базар в Ладыжин, в район в Тульчин, в Винницу... Но драться мы были готовы за Палац, которого никогда на самом деле не видели. И если бы не распад Советского Союза, мы бы наверное и не узнали, что этот мифический дворец на самом деле существовал.

Однако перед тем, как Союз развалился и Украина стала самостоятельным государством, мой дедушка для начала решил вопрос с Церковью. Когда-то давно некие люди, которых называли ЧекистАми (ударение именно на букве А всегда), сняли с нее крест, а ее саму превратили в сарай. Собственно говоря именно эти люди при помощи мантивских и уничтожили ЕГО... то есть дворец. Они были злыми безбожниками. Из-за них на старом кладбище лежали умершие от голода. Среди них была и моя прабабка - мама моего дедушки. Прадед  - отец моей прабабушки умер в тот же период. По легенде, он был за советскую власть, начальство, почти из чекистов, но когда начался большой Голод пошел в Ладыжин спросил как так можно забирать у людей последнее и не вернулся. Через несколько дней его нашли. Он утонул. Подозревали самоубийтсво. В результате от Голода  (сейчас это называют Голодомором, но когда мы были маленькими нам говорили просто - Голод) пострадали как семья дедушки, так и семья бабушки. Хотя оба семейства при случаи не применули поиздиветься над грабителями от Совнаркома, которые любили собирать дань себе за пазуху в прямом значении этого слова. Так по семейной легенде однажды во время такого грабежа некая женщина попытавшаяся себе за пазуху засыпать проса, ненашутку облилась некоей жидкостью. Потому что просто там было только сверху. Что было под просом история умалчивает. Но не умалчивает она то, что дедушка мой всю свою жизни (а мы вместе с ним каждое лето, потому как увлекательный процесс начинался где-то к 4 утра) слушал "Голос Америки" и "ВВС" и однм из первых заявил за несколько лет до распада Союза, что его скоро не будет. И надо восстанавливать Церковь. И за несколько лет до провозглашения независимости в селе церковь появилась, да вот незадача - батюшку им назначили не того, кого они просили. Но это было уже не так важно. Главное, что справедливость была частично восстановлена. Не надо было больше ходить в Гуты или проситься к соседям. Женщины больше не читали заупокойные молитвы. У села была церковь, был священник, дедушка признал факт скорого распада Союза и достаточно скоро уже спокойно можно было спросить, что же это за Гадзон был и такой и что это был за дворец. 

Однако из рассказал бабушки и дедушки стало понятно лишь то, что  в селе когда-то был Пан. У него был дворец. Дворец стоял там где новые постройки туда до самого цвынтаря были погреба. У дворца был Гадзон. Оказалось что невыговариваемый Гадзон, который ввиду отсуствтия в украинском алфавите соответствующей буквы более 70 лет местные жители пытались писать как Кадзон, оказался газоном у дворца. Точнее местом, где когда-то этот газон был.  А камушки, которые мы собирали везде, были как раз камушками с того дворца. Само здание еще в самом начале установления советской власти разграбили и разнесли так, что остался один фундамент. Плиты использовались при строительстве зданий в Ладыжине. Были сведения о том, что сохранились фундаменты. Однако судя о тому, что на месте где они могли быть были построены дома, то и от фундаментов уже тоже вряд ли что-то осталось. И разрушили его в революцию, как и церковь мантивские. И возникал серьезный вопрос у детей - так мы что против советской армии дрались? Правда он достаточно быстро исчез с момента появления на карте независимого государства Украина. Оно как-то так само собой получилось, что в течении всего период совесткой власти пастухи и пастушки одного маленького села, которого лишили даже сельсовета, довольно таки успешно противостояли режимы устраивая драки в поддержку дворца и пана, которых на тот момент уже в районе ста лет как никто не видел. К тому же у нас, особенно у барышень, кроме распросов о том как оно было, были гораздо более существенные обязанности. Кроме того, что мы выпасали домашних животных, кормили их и ухаживали за ними, также мы при случае учились готовить и ходили в гости.

Ходить в гости было важной обязаностью. Обычно мы ходили с передачами к родественникам. Лично для меня, поскольку моя Крестная Аня, семья которой в дальнейшем также сыграет свою роль в этом рассказе, жила в селе, надо было хотя бы раз за все лето ее навестить. И желательно на Онуфрия. Потому что на Онуфрия меня крестили. Обычно в этот день, как и в тот день, когда она внесла меня уже крещеную в дом, случалась гроза. Но не смотря на гром и молнии у меня обычно всегда получалось нанести этот визит, когда я бывала в селе. Меня ждали. И я старалась прийти. Если на Онуфрия не получалось, значит с мамой на Маковея или Спаса.

Иногда, когда нас - внуков - собиралось очень много, а молоко заканчивалось до того, как начиналась наша неделя держать корову (в селе иногда покупают не целую, а полкоровы, тогда одну неделю вы за коровой ухаживаете и получаете молоко, а другую неделю другая семья), мы ходили покупать молоко. Иногда, мы ходили в гости отнести молоко какой-то бабушке или дедушке - проведать. Сначала в такие визиты наша бабушка брала нас с собой. Потом мы уже сами знали куда идти и нам просто говорили к кому.  И мы шли с передачей. Обычно это была трехлитровая банка молока и еще какие-то продукты. Визиты эти также в обязательном порядке включали в себя разговор о погоде, жизни, здоровье, игру с животными. Иногда мы ходили к Пану. Но мы не знали, кто это такой. То, что нам о нем было известно, так это смешная история про то как Панська невистка на сборе урожая картошки уверено заявила: "Пускай ее отрывает тот, кто ее зарывал". Однако это слово вызывало странные ассоциации и аллюзию уверено относящие к еще советским учебникам.

Ко времени, когда наша бабушка - проскурница в Церкви и жена старосты - начала поручать нам проведение визитов вместо себя, надо сказать, что мы уже были в том возрасте, когда в школе нам усплеи рассказать о том, что панство - это плохо, а католики негодяи. Но вот что интересно. Внезапно оказалось, что одна из бабушек, которую мы навещали, оказалась.... католичкой. Потом католиком оказался и мой папа и вообще. Несмотря на то, что в селе Церковь была МП и дедушка с бабушкой имея возможность отказались переходить в КП или УАПЦ, жизнь села внезапно стала разнообразной и многогранной. Оказывается, кроме того, что тут принято драться за Палац, который принадлежал Панам, так тут еще и есть католики. Более того, их оказалось таки "есть"... И вопросов в голове зародилось очень и очень много, однако на тот момент я еще не знала как их сформулировать.

К тому же прогнозы дедушки сбылись, Украина стала независимым государством. И как-то на несколько лет стало не до того. На самом деле, до того стало в момент когда на третьем курсе Киевского института восточной лингвистики и права, уже имея опредленный опыт написания некоего подобия научных трудов типа МАН, я вдруг вспмнила про ту Границу и попросила маму, которая на тот момент ездила в село гораздо чаще спросить у бабушки и дедушки о чем та Граница. Ответ честно говоря был неожиданным. Особенно учитывая тот факт, что турецкий как третий язык в прямом значении достался мне случайно, но при том из группы я была единственной, кто все же его учила. Дедушка сказал маме, что "там турок був, шапку забув, обіцяв вернутись, досі нема". То есть, совершенно случайно, места где я провела свое детсство каким-то странным образом стали связанными с моей будущей профессией. 

Достаточно быстрое погружение в турецкий заставило меня достаточно быстро понять добрую половину слов весьма специфических слов диалекта моих бабушки и дедушки. Более того, как лингвист в процессе обучения, я уже довольно спокойно отнеслась к заимствованию грамматических форм и достаточно легко, после осознания того факта, что в селе когда были или турки, или во всяком случае (да на глаза даже мои раскосые гляньте) тюркоязычные точно пробегали, поняла что видимо тут просто прогулялись те, кто штаны на место "ставят", а не выполняют с ними какие-либо другие действия. И с радостью принялась изучать культуру и традции потенциальных предков. 

В тоже время в селе я уже практически не появлялась. Дочка моей Крестной стала там одной из первых бизнесвумен, которая проложила в свой дом не только водопровод, но и интернет. В селе появился нормальный сельский голова. А по району прошла мода писать истории своих сел и создавать музеи села. Первую статью на тему истории села и тех панов, которые в нем жили написала внучка моей Крестной.  Заочно я инициативу поддержала. Однако же через некоторое время активысты обратались ко мне с просьбой помочь поискать что-то в зарубженых источниках. По телефону я выспросила у мамы как была фамилия панов (ну потому как местные паны давно умерли) и что это был за палац. Ответ на счет дворца оказался в принципе ожидаемым. На этом этапе уже можно сказать, что речь идет о селе Васыливка Тульчинского района Винницкой области. В городе Тульчине, который находит ну очень далеко от села (Ладыжин и Брацлав гораздо ближе), тоже есть дворец. И то дворец Потоцких. Так что и в селе он тоже сначала был Потоцких. А потом он стал Собанских. Поиск кирилицей особых результатов не дал. И я  тут же задала соответствующие данные  в поисковники гугл и Википедии но уже латинкой. Не надо смеятся. Если вы используете не украинскую и не российскую Википедии, а переходите на английский или языки, которые имеют отношение к местности (ну раз в селе были католики и паны, то возможно они были поляками), вы обязательно найдете что-то интересное.

И первый же результат поиска выдал линк на родословную наследного бельгийского принца. В некоем дворце в какой-то Васыливке - в латинском варианте Wasilowka родился Михал Мария Казимеж Камил Собанский, у которого была дочка Тереза и так до самого наследного принца (тогда нынедействующего монарха гугл показал еще принцем) со сменами фамилий. Однако точное место нахождение данного населенного пункта указано не было. Ну как вы сами понимаете быстрый поиск гугл кроме тысячи разных названий в Украине, выдал также еще одно название с точно таким же написанием в Польше, и поскольку к тому времени  в принципе я уже понимала, что на версию о том, что предок наследнего принца Бельгии родился в Украине, будут смотреть мягко говоря странненько. Особенно если там не будет четко написано хотя бы название губернии и ну страна что ли. Потому принца я спокойно отложила до лучших времен и перешла на польскую Вики рыть информацию о населенных пунктах находящихся в окрености. 

Таким нехитрым способом я нашла линк на Słowniku geograficznym Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich, из которого следовало, что после того как угас род Коротичей такие-то села в результате брака перешли к Потоцким. Потом также в результате брака к Собанским. Потом фамилися сменилась но перед самой революцией владельцем сел Васыливка и Мативка, а также Ладыжина снова стал Собанский. Также в словаре сказано, что перед революцией в повите существовало два католических храма - один из них был в Ладыжине, и второй - небольшая калиця, в селе Васыливка. Если в других местах указываются названия промышлиненных объектов, находящихся на территории населенных пунктов, то в случае с Василевкой таких сведений нет. Что заставляет предложить, что это село до революции использовалось именно как один из рекреационная зона. Тут паны отдыхали. У них была охота, были животные в Зверинце, была Града, объект культа - католическая калпица.  Были реки, долины, возвышения, было место богатое истоирией, был дворец и небольшой поселок, который его обслуживал - с лесами, полями, пасикой, кузнецей и всем необходимым. Вполне возможно, что люди в нем при панах жили гораздо лучше, чем люди в окрестностях, поскольку были ближе к ресурсам и возможностям их получить. У моего дедушки остались докумнты о том, сколько собственности было у его прадеда - левады. кузницы, пасики и так далее. Кроме того, прадед моей был граммотным, выучился на шофера и до конца гражданской войны посил прабабке письма о том, что они празднуют Параскеву, что заставляет усомниться в его приверженности идеям коммунизма. Его возвращение в село кстати было ознаменовано скандалом с местным батюшкой, и по некоторому раздумию активным участием в создании колхоза в сформулировкой, пока не забрали, я сам отдам хоть не пригляжу, чтобы не пропало. То о есть, на момент начала гражданской войны судя по всему село не бедствовало. Этнический и религиозный состав населенного пункта также был разнообразным. Вполне возможно, что имеющиеся и жителей села возможности, а также потенциально имеющииеся, учитывая близость к главному источнику ресурсов - пану - могли вызывать зависть у жителей соседних сел, у которых подобных возможнестей быть не могло, что и стало причиной того, что до самого конца Советского Союза жители села Васыливка пытались с кулаками и палками удержать память о уже несуществующем Палаце и его владельцах.

В тоже время если село действительно представляло собой рекреационную зону, версия о том, что в нем мог родиться кто-то из польских дворян пересталавала казаться настолько невозможной. Однако же на информацию о губернии, в которой находилось село с дворцом, где родился предок бельгийской королевы-консорта, мне удалось узнать не далее как сегодня ночью.

Итак, теоретически мы все слышали, что какие-то Собанские в Украине были и у них были дворцы. Многие даже видели в каком состоянии эти дворцы находятся даже в случае если их специально не разрушали, так как это сделано в селе Василивка Тульчинского района Винницкой области, где есть церковь, но до сих пор нет сельсовета. Однако какие же из этих дворцов по итогам связаны с бельгийским королевским дворцом?

Первый упоминаемый в родословной предок нынеправящей Королевы Бельгии Матильды с фамилией Собанский по версии сайта rootsweb.ancestry.com это Людвиг Собанский, который родился в 31 октября 1791  года в Ободовке. Его женой стала Роза Любенска. Они поженились в 1791 году в Ободовке, где как мы знаем тож есть дворец Собанских.  21 января 1833 года в Ладыжине на Поделье у них родился сын - Феликс Хилари Михал Людвиг Собанский, который 11 июля 1837 года женился на Емлии Любенской. Их ребенком и был тот самый, родившийся в 15 июля 1858 года  Михал Мария Казимеж Людвиг Собанский, чья дочь  Тереза от Людвиги Водзица, станет женой князя Адама Зигмунта Сапеги.  Их дочь София Мария родилась 10 октября 1919 года. А 25 июля 1942 года в Варшаве выйдет замуж за Леона Михала Коморовского. И уже их дочь - Анна Мария Коморовская и станет матерью действующей королевы-консорта Бельгии Матильды, чей сын и наследуюет бельгийский престол.

Следует отметить, что сама Матильда родилась уже в Бельгии. Наследный принц и будущий король Филлипп ухаживал за ней около 3 лет. Отношения хранились в сторогой секрености. Пара поженилась 4 декабря 1999 года. Матильда родила четверых детей. Старшая из ни - принцесса Елизавета Бельгийская является наследницей престола. Королева Матильда любит классическую музыку. У нее два высших образования - логопед и психолог. Королева Матильда возглавляет благотворительный Фонд принцессы Матильды для помощи малоимущим. Также она является специальным представителем ЮНИСЕФ и Объединенной программы ООН по ВИЧ и СПИДу для международной кампании в пользу детей сирот и детей с ВИЧ-инфекцией. По некоторым данным по матери королева Матильда также является родственницей самых известных польских дворянских семей и возможно нынешнего президента Польши Бронислава Коморовского. Королева Матильда является дамой почетных орденов в таких странах как Бельгия, Испания. Нидерланды, Ватикан, Люксембург, Португалия, Швеция, Финляндия, Норвегия и конечно же Польша. К сожалению, Украины в даном перечне пока нет. Будем надеятся, что наша страна в ближайшем будущем исправит это досадное недоразумение и пригласит королеву посетить одну из исторических родин.

Елена Сыринская, 

для Теразе

 

Поделиться:
Комментарии (0)

Комментариев пока нет, Вы можете написать первым!

Ваше имя:

Комментарий:

Навигация по тегам#Археологические раскопки#Аккерман#Белгород-Днестровский#Институт археологии НАН Украины#мечеть
Опрос
Чувствуете ли Вы, что Ваши права нарушаються?
Результаты